Електронна бібліотека/Проза

Люди самотні, - говорить, - це ж було помітно відразу...Сергій Жадан
Маламбо (уривок)Тадеуш Слободзянек
ВіршіЄвгеній Юхниця
Усе можливе – можливо… (новела)Віктор Палинський
Це ось наше місто – стоїть на сході країни...Сергій Жадан
Ось і тобі, Магдалино, різдвяної ночі...Сергій Жадан
Заскочені поміж деревОлександр Кириченко
ЛюдословиМикола Істин
Паралельні космосиМикола Істин
ВсесвітиМикола Істин
…і паморозь за фрескою застудиСергій Жадан
Коли в білій палаті клініки Шаріте...Бертольд Брехт
Був мені голос...Сергій Жадан
Але ж ти ніколи не напишеш про те...Сергій Жадан
Ось і добра нагода подякувати за можливість...Сергій Жадан
Номер 13Ольга Полевіна
Що ж, залишмо на час...Сергій Жадан
Приїхавши до чужого міста на початку літа...Сергій Жадан
Дядь Саша працював на Фрунзе в кабаку...Сергій Жадан
ВіршіНая Задніпрянська
Так раптово відцвіла любов…Василь Кузан
Чужі гріхи (уривок з роману)Таня П’янкова
"Тиха країна по Великодню..."Сергій Жадан
"Дан. Варвара і варвари" (уривок із роману)Олена Чернінька
"...Зовсім розстроївся дорогою наш оркестр"Сергій Жадан
Між Небом і ЗемлеюВалентина Семеняк
ВіршіХристо Черняев
Лопушане поле (УРИВОК)Катажина Ририх
ШЛЮБНА НІЧОлександр Астаф´єв
«Dolce Vita» (уривок)Марія Микицей
Гора вин (новела)Віктор Палинський
Нарцисизм і стражданняСтепан Процюк
Наодинці з порожнечеюСтепан Процюк
Завантажити

...Итак, ты мечтаешь стать бардом.

Ты решаешься. Продаешь всё: одёжку, что мамка ночами шила-вышивала к твоей свадьбе, несколько глиняных горшков, пару ещё годных для носки сапог, и хромую кобылу. На вырученные деньги (Творцы-Создатели, как же их мало!), ты покупаешь лютню, или мандолину, или виолу и начинаешь нещадно стирать пальцы о струны до кровавых мозолей.

Какого барукка ты, парень, делаешь?! Надеюсь, конечно, что ты – парень. Правда, не стану ручаться за здоровье твоего рассудка. Будь ты умнее, стал бы кузнецом, или служить бы пошел, город родной защищать, или пшеницу бы сеял – всё же какой-никакой постоянный достаток. А что, если ты и не парень вовсе?! Приличная девица, конечно, не допустит подобных глупостей в свою очаровательную головку, послушает родных и пойдет подобру-поздорову замуж. Или нет?!

Итак, ты – бард. Глупый парень, или неприличная девица с жаждой любви, приключений и верой в светлое, вечное, доброе... и непристойно недорогим инструментом.

Быть может, конечно, Творцы-Создатели распорядились так, что ты родился в богатой уважаемой семье, где умиляющиеся жажде творчества милого дитяти, родители-аристократы, даровали ему превосходное ювелирное творение мастера музыкальных дел, наняли разызвестного прославленного, и по-всякому титулованного маэстро-учителя... Так вот! Запомни! Никакой ты, в таком случае, не бард! Никогда ты им не станешь! Будешь забавлять родных-близких-любимых-знакомых изящным музицированием, и то – до поры, до времени.

Не бывает сытых бардов! Как не бывает довольных жизнью поэтов, счастливых правителей и миролюбивых полководцев. Запомни: на сытый желудок, котелок на плечах не варит. Вдохновение, обходит, вернее – облетает, сытых стороной.

Ты должен и петь, и играть. Одни певцы, как одни исполнители стоят мало, зарабатывают ещё меньше... Порой не всякая мысль, изложенная посредством звука понятна, а верное слово сильного голоса способно как ничто другое в свете, донести её.

Тебе придется искать своё место в жизни, среди многих, подобных тебе, в очереди и на площади. И часто, слишком часто, доказывать хитрым словом, а то и тяжёлым кулаком, что оно (баррукк бы подрал всех проклятых конкурентов!) твое.

Всё ещё хочешь стать бардом?! Тогда изволь, продолжай.

Итак, ты – бард. Поздравляю тебя. Ты – проклят. От этого проклятия тебя не избавят ни молитвы жрецов, ни требы предкам, ни знания лекарей...

Ты будешь мучиться всю оставшуюся жизнь: недоедать, чтобы купить струны; недосыпать, терзаясь творческим порывом, так некстати явившим себя среди ночи; сходить с ума, теряясь в хаосе звуков, отсекая от него, как скульптор от камня, всё лишнее; испытывать сладкую боль, рождая до боли уставшими пальцами мысль, облачённую в звуки; будешь страдать от невыносимой горечи, когда твоя мысль – осколок твоей души, окажется непонятой и отвергнутой тем самым одним небезразличным тебе слушателем, а сытые критики, ни единого раза прежде, не слышавшие твоей игры втопчут твоё имя в грязь...

Ты, либо сойдешь сума, либо очерствеешь. Второй путь также отдалит тебя от профессии барда, как небо удалено от земли. Человек с огрубевшей душой, заключенный в непробиваемый кокон безразличия, неспособен чувствовать, а значит - не способен творить. Твоё мастерство исполнителя останется при тебе, но тогда ты будешь всего-навсего ремесленником, а не мастером. Или же ты можешь пропускать через себя всю боль, всё несовершенство мира, всё счастье – своё и чужое, и медленно, мало-помалу, угасать, под отцветающие кущи рассудка. Раздаривая себя постоянно, невозможно остаться цельным. Два пути. Выбирай!

Ты будешь самым желанным гостем на балах и приемах, в тавернах и на площадях. Люди будут рукоплескать тебе. Но, окажись ты в беде, лишись ты своего дара, и мало кто отнесётся к тебе лучше, чем к обыкновенному бродяге, или попрошайке. Ты погибнешь.

Ты можешь прославиться. Но не считай тогда свой дар благословением. В тот миг, когда тебя опутает паутиной богатства, а Светило Славы воссияет над тобой в зените, твой дар покинет тебя. Пиши на заказ, услаждай чужой музыкой чужие уши, выполняй прихоти доброжелателей. Бард в тебе погибнет.

Всю жизнь тебе предстоит измываться над музыкой. Она так же не будет оставаться в долгу. Ты будешь дёргать удачу за хвост, а жизнь станет вытирать о тебя ноги. Зрителю придётся терпеть тебя, тебе – терпеть зрителя. Одни будут, застыв, в сладостном предвкушении, ожидать рождения сладостных звуков и, быть может, дождутся. Другие, только завидев тебя, недвусмысленно предъявят тухлые яйца и гнилые овощи.

Ты познаешь тайну звука и тишины. Если ты тот самый, избранный, то касаясь струн на инструменте, ты сможешь коснуться потайных струн, запрятанных глубоко в сердцах тех, кто сейчас проходит мимо, едва ли подозревая о твоём существовании. Но в один прекрасный миг, ты поднимешься на помост, и все эти чужие и безразличные люди окажутся где-то внизу. А ты отбросишь лишнюю скромность. Весь твой вид, твоя энергия, твои звуки заполнят их души и сердца. И, глядя в их глаза, ты поймешь, что не зря прожил жизнь, не зря родился на свет, что всё было не зря...

Они будут кричать, свистеть, ликовать. А тебе уже не будет до них дела. Гордо раскланявшись, ты сойдешь со сцены. Твой инструмент смолкнет. Твоя артистически-царская осанка превратится в ноющую ссутулившуюся спину. Ты смешаешься с толпой на серой улице, под проливным дождем, и никто не узнает в твоей скромной фигуре того, кто ещё минуту назад своей песней и игрой будил в них чувства, казалось бы уже давным-давно покинувшие обители их душ. Ты будешь одним из многих, спотыкающихся о серые камни булыжных улиц. Твои ноги будут оскальзываться в зловонной жиже грязных луж. Ветер будет задувать в прорехи твоего, похожего на шутовской, костюма, часто – с чужого плеча, а в голове твоей будет одно: что сделать с последним заработанным грошом, после того, как раздашь все долги. То ли поесть купить, то ли новые струны. И ты будешь счастлив своим, никому непостижимым счастьем...

Итак, ты как никогда готов стать бардом?! Уже точно?! Не раздумаешь?! Ну, что же... Да благословят тебя Творцы-Создатели!


- фільми в кінотеатрах України

Партнери